вторник, 30 июля 2013 г.

Любимый художник Петра I. Часть вторая

     Итак, портрет - одно из самых интересных и значительных художественных явлений петровской эпохи. Причем, совершенно  неудивительно, что именно этот жанр начинает развиватьтся в первую очередь. Во-первых, он уже существовал в русской живописи - вспомним парсуны предыдущего столетия. Но главное то, что при Петре резко выросла значимость личности - активной, жаждущей самоутверждения, ломающей традиции и сословные барьеры. Таковы были "птенцы гнезда петрова" - от Меншикова до героя нашего очерка живописца Ивана Никитина. Люди самого разного происхождения, азартные и талантливые. Благодаря им, российский корабль смог одолеть штормовое море радикальных реформ. Но судьбы сподвижников Петра часто заканчивались трагически после его смерти.


Пётр Великий - каким он был

    Единственный из русских художников, Иван Никитин писал "его величества персону" с натуры, с "живства". Художник испытывал к императору не просто уважение и благодарность, он восхищался могучей личностью Петра. Такое отношение сзазу же замечаешь, глядя на его портреты кисти Никитина. 
    Он рисовал Петра I победителем. Вот блистательный парадный портрет царя в латах и мантии, в сложном позирующем развороте на фоне Гангутского сражения. Это парадный портретсо всеми наличествующими атрибутами: воронёные латы, тёмно-красная горностаевая мантия, корабельная пушка, жезл в руке, указующий путь к победе. Фоном служит мятущееся небо в сине-серо-розовых-дымчатых облаках и корабли. Заведомая театральность, расчет на эффект. Но только взгляните, на фоне тёмного неба и черных волоссветится сильное, молодое, исполненное удачи лицос весёлыми глазами. Пётр торжествующий, уверенный в том, что "небывалое бывает".


И. Никитин. Пётр I на фоне
Гангутского сражения

    Парным к портрету царя Никитин создаёт портрет его супруги Екатерины в синей мантии и белом парике. Оба эти портрета были поднесены герцогу Козимо и обнаружены во Флоренции сотрудниками Эрмитажа.


И. Никитин. Портрет царицы Екатерины

Царский портрет - символ державной власти, воли, авторитета, своего рода памятник, служивший прославлению и увековечению особы и деяний государя. Здесь существовала жесточайшая цензура. Не каждому живописцу дозволялось писать императора, а только освидетельствованным в добром мастерстве иностранцам: Г.Риго, Ж. Натье, Г. Кнеллеру. К. Мору. Никитин был первым русским художником, удосужившимся такой чести. 
    Он лучше других понимал душу государя. Сутью жизни Петра была идея служения государству:"За моё отечество и люди живота своего не жалел и не жалею, - говорил он неоднократно. И это не только слова. Вся его деятельность, устремления и помыслы были связаны с единственной целью - процветанием России. Не существовало сферы деятельности, которая бы его не интересовала, в которой он бы не проявил себя. День свой Пётр проводил в беспрестанном труде и даже в тяжелой болезни не прекращал напряженной работы: "... зело тяжело жить, ибо я левшой не умею владеть, а в одной правой руке принужден держать шпагу и перо". Пётр не любил церемониала и формальностей, был очень неприхотлив в быту. Его часто можно было видеть в стоптанных башмаках и обычном кафтане из грубого отечественного сукна. На ассамблеях он запрсто садился играть в шахматы с простыми матросами, вместе с ними курил длинную голландскую трубку. 
    Но внешний демократизм царя никого не вводил в заблуждение. Это был абсолютный монарх, самовластно распоряжавшимся всем в своём государстве, не терпящий неповиновения, жестко подавлявший любое сопротивление. И "тратил людские средства и жизни безрасчетно, без всякой бережливости, правил железной рукой". Все были равны перед его дубинкою. Великий созидатель, жестокий деспот, он был так же противоречив, как и породившее его время. 
    На портретах искренне увлеченным личностью Петра Никитиным, образ царя кажется не только убедительным. жизненным, но и романтически приподнятым. 


    И. Никитин. Портрет Петра I в латах

    На этом портрете взгляд государя задумчив. Не так-то просто справляться с государственной "махиной". Пётр любил говорить о себе: "пуще бурлака работал". Никитина интересуют, прежде всего, человеческая неповторимость, человеческая сущность Петра. Всё в портрете предельно просто: нейтральный фон, тёмный блеск лат, синяя андреевская лента. Никитин выступает тонким и умным наблюдателем, от которого не ускользают приметы пережитых Петром тревог и волнений. Оттого-то во взгляде умных, проницательных глазах - решимость и воля, но одновременно и затаённая грусть. 
    Лучшим же изображением Петра, из всех, созданных Иваном Никитиным, является так называемый портрет в круге. Из глубины тёмного, почти черного, фона, выступает освещенное золотистым тёплым светом лицо. Сама форма круга концентрирует внимание на чертах лица. Немолодой, очень волевой человек в черном. Время явственно наложило печать на мясистое, круглощекое, энергичное лицо: морщины, складки, отёки. Ничего царского. Лишь некоторый переизбыток многих желаний и энергий. В зрелом внимательном взгляде усталое раздумье.


И. Никитин. Портрет Петра I


    Никитин ощущал в Петре одинокого человека, в ореоле власти, славы и одиночества. Но император вовсе не тщится своё одиночество разомкнуть. Он не склоняется под тяжестью ноши, вот только не знает, суждено ли ему донести её и куда, кому передать недостроенную "махину"? В последние годы жизни он мучился из-за отсутствия наследника, чувствуя, что силы оставляют его. Упорно не желал знать малолетнего внука, сына несчастного Алексея. Зимой 1722 года издал указ о праве монарха избирать себе наследника. Но вокруг себя видел казнокрадство, взяточничество, подкуп. Всё меньше оставалось людей, которым можно было верить. Пётр становился всё более раздражительным и часами размышлял в уединении.  Очевидно, он успел увидеть и оценить оборотную сторону грандиозных свершений. Но сдаваться не собирался. Тревожные думы о судьбе России, болезнь, ощущение близкой смерти и, возможно, ещё чего-то, пока не ясного, но худшего, чем удар кинжалом из-за угла - будущей измены Екатерины, которой он, единственной, доверял безгранично, с ничтожным Виллимом Монсом. И кажется, что в образе Петра, созданном проницательным, любившим его, художником, незримо присутствует время, его пульс, его дыхание. Портрет перерастает границы изображения конкретного человека и становится портретом эпохи. 


Главное мерило - личность


   После возвращения из-за границы Иван Никитин много и плодотворно писал. Его работы, созданные примерно за четыре года, с 1720 по январь 1725-го, свидетельствуют о стремительном росте его мастерства.
    Канцлер Гавриил Иванович Головкин лёгок, изящен, уверен в себе. Портрет не говорит, что перед нами дальний родственник царя по матери, Наталье Кирилловне Нарышкиной, приближенный к нему, человек богатый и "скаредный", с характером скверным. Но заметно, как он стремиться упрочить своё положение, как желает быстрей оценить ситуацию и тотчас решить: приспосабливаться или противодействовать, поддержать или парировать. Как всегда, бесстрастно держится он в придворной обстановке, печать холодной приветливости всегда лежит на устах.


И. Никитин. Портрет Г.И. Головкина

    Вглядитесь в это вытянутое лицо, обрамлённое длинным французским париком. Оно преисполнено настороженного внимания. Колючий взгляд. Сила, ум, сдержанность и достоинство. Рука безмятежно и, вместе с тем нервно, теребит голубую муаровую ленту андреевского ордена. Шестидесятилетний вельможа, государственный человек, Головкин слыл аккуратистом и педантом. Современниками описан как "высокий, худой, тем не менее, видный старик", "джентльмен, наделённый здравым смыслом, весьма благочестивый и вообще имеющий отличительные черты порядочного человека". Гавриил Иванович Головкин значительно преуспел, занимая пост канцлера. Достойно нес миссию русского дипломата: им заключены 72 трактата с разными правительствами. 
    Никитин великолепно выписал серебристо-серый парик и коричневый кафтан, оттенённый голубой лентой, мерцание золотого позумента и орденов. Он видит в модели не только канцлера и блестящего дипломата, но и умудренного жизненным опытом человека.
    Интересно сравнить портрет канцлера Головкина с портретом молодого барона Сергея Строганова. Двадцатилетний юноша предстаёт человеком жизнерадостным, эдаким эпикурействующим рыцарем. Путём умелого построения композиции, художник создаёт образ баловня судьбы, галантного и изящного придворного камер-юнкера юной цесаревны Елизаветы Петровны. В кокетливо-неестественном повороте фигуры, кавалер позволяет любоваться собой. Пухлощекое приветливое лицо , чувственные губы баюкают улыбку, под безупречными дугами бровей лучатся радостью тёмные глаза. Мягкий свет излучают тёмно-русые локоны, конечно, припудренные. Латы, жабо с драгоценной булавкой, массивный бархатный тёмно-розовый плащ дополняют портрет молодого аристократа, человека, несомненно, достойного. 



И. Никитин. Портрет барона С.Г. Строганова

    Молодой барон, как и старый канцлер, сын своего времени. Младший из наследников "именитого" человека, соледобытчика Г.Д. Строганова, он замечательно образован, знает языки, обладает способностями к музыке и стихосложению. Фортуна не оставит его до конца жизни: он будет камергером императорского двора, известным коллекционером, создателем Строгановской картинной галереи и отцом президента Академии художеств А.С. Строганова. 
    Полная противоположность этим двум портретам - третий, на котором изображен пожилой, задумчивый человек, одетый с небрежностью и просто. Загорелое лицо, седые усы и брови, розоватый отворот коричневого кафтана, золотые, в тени коричневатые галуны. Вся фигура выступает, точно из полутьмы, освещённой сполошными огнями. Такою представляется его судьба. Его непростая жизнь будто бы достигла роковой черты, перелома перед роковым шагом. Кафтан небрежно распахнут, внешне человека не ухожен, волосы всклокочены, могучие плечи сгорблены. Эти широкие плечи не умещаются в пределах отведенного для них пространства, фигура придвинута вплотную к переднему краю холста. В лице усталость. Неотвязная дума переполняет глаза. красные, воспаленные. Зрачки обращены внутрь, в самую глубину души, на ту муку, что скрывается в глубине сердца. Но с недоумением изогнута седая бровь. Удивительно мастерски передано состояние портретируемого, находящегося наедине с собой, погруженного в свои тяжкие думы. Как и царь Пётр на портрете в круге. В отличие от многих парадных портретов, это один из ярких ранних примеров реалистического интимного портрета в русском искусстве. Но кто этот человек?


И. Никитин. Портрет напольного гетмана

    Долгое время шедевр Никитина носил это название, хотя в искусствоведческой науке непрестанно шли споры. Кто изображен на портрете? Напольный гетман - командующий украинским казацким войском, действующей армией. Перебирались имена украинских гетманов. Мазепа? Он изменил Петру в 1708 году, предан анафеме, а раньше Никитин писать его не мог. Скоропадский? Тоже нет, этот заискивал перед Петром и пожелал бы, чтоб его персону писали при полном параде. Полуботок? После смерти Скоропадского в 1722 году, "наказанным", то есть, временно исполняющим обязанности гетмана, был объявлен именно он. Его личность, пожалуй, подходит. Полуботок сразу же начал дерзко требовать выполнения всех пунктов договорных отношений России и Малороссии, установленных при Богдане Хмельницком. Согласно легенде, выступил с обличительной речью против Петра и дерзкие речи заточен в Петропавловскую крепость, где вскоре умер. Но вот сохранившийся его гравировальный портрет не слишком-то похож на героя никитинского портрета. Так что, гадай, не гадай... Было даже сделано предположение, а уж не автопортрет ли это самого Ивана Никитина? Но, кажется, больше всех правдоподобна версия, что на портрете изображен никакой не гетман, а простой малороссиянин. При русском дворе увлекались игрой и пением украинских бандуристов, в придворной императорской капелле пели украинцы. Изображение музыканта или певца, могла заказать художнику Сам Пётр, супруга императора Екатерина, его племянницы, увлекающиеся музыкой и театром. Или он являлся другом самого художника? На это указывает костюм портретируемого. Слишком простой, отчего-то небрежный, а также незавершенность полотна. Почему портрет не дописан? Отпала необходимость в изображении любимца Петра или Екатерины, после их смерти? Произошли перемены в жизни художника и его друга? Вопрос так и остаётся открытым. Ясно одно, это произведение по глубине психологической характеристики, лучшее среди работ Никитина. Подлинное сокровище и в нём - истоки русского психологического портрета, истоки творчества О. А. Кипренского, И.Е. Репина, В. А. Серова, М.В. Нестерова. 
    Эти портреты современников, людей, каждый из которых по-своему замечателен, подлинные шедевры, они свидетельствуют уже не только о высоком мастерстве, но и гражданской зрелости мастера. В нем живёт вдумчивый исследователь, он изучает свою модель, иногда хладнокровно и беспристрастно. Главное - изобразить человека живым и незаурядным. Вот и царевны выросли и превратились в невест на вывоз.Елизавету прочат за французского короля, Анна тайно и явно мечтает о престоле, усердно учится. А на планы на неё строит герцог Голштинский Карл Фридрих. Пётр любит дочерей одинаково, горячо и нежно, но страшится оставлять страну в руках девушки-ребёнка. Своё завещание он составляет в пользу их матери и потом уничтожает, в гневе и безысходности. Но на портретах Никитина обе цесаревны, ведь теперь они дочери императора, скорее напоминают двух немецких сказочных героинь, Белоснежку и Розоцветик. 

    
И. Никитин. Портрет цесаревны
Анны Петровны

    Бассевич, министр жениха Анны Петровны, герцога Голштинского, отзывается о ней только с похвалой: "Анна Петровна походила лицом и характером на своего августейшего родителя, но природа и воспитание всё смягчили в ней. Ничто не могло быть величественнее её осанки и физиономии; ничто правильнее очертаний её лица, и при этом взгляд и улыбка её были грациозны и нежны. Она имела черные волосы и брови, цвет лица ослепительной белизны и румянец свежий и нежный, какой никогда не может достигнуть никакая искусственность, глаза её были неопределённого цвета и отличались необыкновенным блеском". Чем не Белоснежка?
    Совершенно иной характер - прекрасная Елизавет. Восторженно-легкомысленная, бездумно-решительная. И, вместе с тем, сильная духом, крепкая на своих ногах, горячо любящая Отечество. Умный и хитрый интриган и дипломат, Пётр Андреевич Толстой прочил на престол не ученую Анну, а Елизавету, ибо только из младшей Петровны и выйдет настоящая хозяйка. 


И. Никитин. Портрет цесаревны 
Елизаветы Петровны


    Широко раскрыты жаждущие впечатлений большие глаза. Напудренный паричок. Привычно тронуты улыбкой губы. Портрет не окончен, и в этом его особенная прелесть. Мы любуемся им, как и самой девушкой, нежным бутоном алой розы, чья жизнь, уже наполненная огнём, движением и непостоянством, только начинается. 
    Никитин - наследник парсунной живописи, окончательно порывает с ней. В художнике живёт исследователь  натуры, которую он изучает порой холодно и бесстрастно. Немногочисленные известные сегодня, портреты, созданные Никитиным, говорят о том, что мастер всегда исходил из индивидуальности своей модели, создавая каждый раз оригинальное композиционное и колористическое решение. В любви Никитина к сочному, праздничному колориту проявляются вековые традиции народного русского творчества. Невозможно забыть полыхающий алый и ослепительно сверкающий золотой цвет мантий, драгоценные переливы красок платьев, ломкие складки бархата и отливающую металлическим блеском, парчу.
    В творчестве Никитина до сих пор остаётся немало загадок, но с уверенностью можно сказать - это крупнейший мастер Петровской эпохи.

Продолжение следует 

      
    









Комментариев нет:

Отправить комментарий