суббота, 3 августа 2013 г.

Любимый художник Петра I. Часть третья

Прощание с императором

    В январе 1725 года Никитин был призван к ложу Петра I, чтобы запечатлеть мгновение его смерти. Художник честно отдаёт скорбный долг. Созданное им полотно "Пётр I на смертном ложе" производит сильное впечатление.
    Художник не мог не знать, как прошли последние часы жизни преобразователя России. В Конторке, кабинете, где он умирал, находились его жена и дочери, будущий зять герцог Голштинский, врачи, священники, денщики, появлялись Меншиков, голштинский министр Бассевич. Обе противоборствующие вельможные группировки изнывали за дверью. Пётр, окутанный трагической ложью, за несколько дней признался, отдаваясь в руки хирурга Горна:
    - Из меня познайте, какое бедное животное есть человек смертный". Но так и не изрёк имя преемника.
    "Отдайте всё... " - с трудом нацарапал он на грифельной доске, после чего мелок выпал из ослабевших пальцев. Никто, никогда не узнает, кому он хотел отдать недостроенную "махину". Никитин прощался с умершим императором и в волнении спешил занести на холст его гигантскую уснувшую фигуру. "В вечное блаженство отыде..." - монотонно читал Пластырь священник, и художник видел величие трагедии, единственного свободного человека, чьей единственной целью была могучая Россия. Для осуществления этой цели он призвал таких, как Никитин, талантливых, преданных, понимающих свою роль. И вот он ушёл, их повелитель. Ушёл тот, кто ценил искусство Никитина и гордился первым русским художником. Теперь все они сироты - храбрые "птенцы гнезда петрова". Наверное, в эту горькую, торжественную минуту, художник ещё не думал об этом, он очень спешил, смахивая застилающие глаза слёзы. Он старался думать, что Пётр крепко спит...


И. Никитин. Пётр I на смертном ложе

    Ещё вьются сильно поредевшие кудри, топорщатся колючие усы. Необъятной кажется смятая постель. Пётр накрыт массивной голубой царской мантией. Свет свечей тревожно скользит по его лицу. Где-то рядом рыдает Екатерина...
    Никитин торопливо накладывает широкие мазки. Он пишет своё сердечное волнение, преклонение перед необычайным событием, которое, в сущности, ожидает каждого из нас. Он пишет портрет побеждённого смертью, но не признавшего поражение, человека. Лицо Петра выписано строго реалистично и вместе с тем исполнено подлинного величия.

Трагедия первого гофмалера

    После смерти Петра I России начались сложные времена. Его преемники, поглощенные борьбой за власть, мало заботились о судьбах государства и талантливых подданных. 
     Верхушка общества, правда, стремилась окружить себя великолепием и роскошью, в искусстве усилились черты пышности и парадности. Никитина заваливают заказами, но в его личная судьба складывается несчастливо. Художник, человек серьёзный и непритязательный в быту, поглощенный своей работой, позволил себе заключить брак с придворной кокеткой, весёлой юнгферой Екатерины I, Марией Маменс. Что и говорить, пошла мода на рококо, на амуров и зефиров, вот и Никитин не устоял. Прекрасная Мари очаровала. Выйдя за придворного гофмалера, она стала фрейлиной и потребовались пышные наряды и драгоценные украшения. В этих нарядах Мари принялась не только порхать в танцах по залам. Узнав о недостойном поведении жены, Никитин бросился прочь из Северной столицы. Он перебрался в древнюю Москву, где обитала семья брата Романа и там крепко заперся в своей мастерской, в доме на Тверской улице, у церкви Ильи Пророка. Дом этот - уютный, крепкий, десятиоконный, за высоким забором, по старинному назывался "палаты каменные о дву апартаментах". На первом этаже постояльцы, высокое крыльцо ведёт на второй этаж - там три комнаты, обитые шпалерами, изразцовые печи, на стенах портреты Петра, Екатерины, Анны Петровны, гравюры, образ "Знамения Божьей Матери". В шкафах-поставцах - хрусталь и серебро. И - святая святых - мастерская с большими окнами и библиотека. Вместе с художником поселился его молодой ученик, Мина Колокольников, в будущем талантливый художник. В дом часто приходили гости, обедали, вели философские беседы, играли в шахматы. Никитина часто навещал глава Верховного Тайного совета, то есть, правительства, князь Дмитрий Михайлович Голицын. По его просьбе Никитин начал писать историческую картину "Куликовская битва", но, несмотря на усиленные приглашения нового государя, Петра II , ко Двору больше не ездил, почти не принимал заказы. Он переживал расставание с женой и объяснял своё состояние: "в глубокой печали, меланхолии, тяжело болен". Но произошла новая коронная перемена. Юный Пётр II умер от оспы, на престол была избрана герцогиня Курляндская Анна Иоанновна. Об этих временах с горечью сообщает испанский посол герцог де Лирия: "Мало-помалу начинают забывать о всём хорошем, что сделал Великий Пётр, каждый думает о своём собственном интересе... посему этот двор теперь настоящий Вавилон".
    Как всякий исконно русский человек, Иван Никитин не мог мириться с засильем фаворита императрицы Бирона и его присных людей. Он видел в правлении Анны опасность возврата старых времен и был вовлечен в заговор архимандрита Родышевского, начавшийся с с пасквиля на архиепископа Новгородского и вице-президента Синода, известного проповедника и стихотворца Феофана Прокоповича, оказавшегося в это время полезным императрице. Автором этого пасквиля был родственник художника, двоюродный брат Осип Решетилов, в монашестве Иона. Получив тетрадь с этим сочинением, Никитин её прочел и неосторожно оставил у себя дома. В это время его жена Мари как раз прилетела к нему просить прощения, но, увы, желаемого не получила. Тогда она, вместе со своим братом, придворным муншенком, и задумала погубить мужа, чтобы отнять у него дом. Последовал донос - Иван и Роман Никитины были схвачены и допрошены. Допрашивал сам Андрей Иванович Ушаков, страшный начальник Тайной канцелярии, один из заказчиков братьев Никитиных. Большой умелец допрашивать. Ниточка потянулась - размотался и весь клубок. Почти шесть долгих лет тянулось следствие, братья Никитины находились в Петропавловской крепости. Одиночная камера. Бесконечные допросы. Как и все другие, взятые по делу, они содержались в ужасных условиях. На допросах держались стойко, показали себя людьми высокого достоинства. Дело было представлено императрице как заговор группы вольнодумцев - факции. И наказание последовало суровое: Ивану "надлежит учинить наказание бить плетьми и послать в Сибирь вечно за караулом". Романа приговорили к ссылке без наказания плетьми.
    Местом ссылки братьев Никитиных стал Тобольск. Там опальный "персонных дел мастер" написал иконостас и портрет митрополита. В 1742 году пришёл указ воцарившейся на отцовском престоле Елизаветы Петровны о возвращении художников ко двору. Известно, что Иван Никитин отправился на родину, но не доехал. Сибирская ссылка отняла его последние силы и в пути он умер. Вероятно, был похоронен где-то по дороге. Так трагически завершилась жизнь первого русского замечательного живописца.
    

Комментариев нет:

Отправить комментарий