понедельник, 13 мая 2013 г.

Первый в России "зверописец"

    О! А вот и ещё один достойный малер! Младший брат Георга Кристова Гроота, Иоганн Фридрих (1717 - 1801) приехавший в Петербург одновременно с ним, был свидетелем царствования двух императриц и двух императоров: Елизаветы Петровны, Петра III, Екатерины II и Павла I. В отличие от блистательного портретиста Георга Кристова, он посвятил своё творчество в основном нашим "братьям меньшим" и считается первым анималистом, то есть, зверописцем", в России. Прижившись в Петербурге, художник привык к русскому имени - Иван Фёдорович. В Академии художеств Гроот-младший стал первым педагогом класса "зверей и птиц", а поскольку многие его работы находились в неотапливаемом павильоне "Монбижу" в Царском селе,   то поневоле занялся реставрацией, к слову, вельми успешно. 
    Наш "зверописец" стал автором нескольких десятков натюрмортов и сцен с животными и птицами. Выражаясь языком того времени, он виртуозно создавал изображения "всякого звания и всех родов птиц и зверей". Предназначались они для декорирования интерьеров парковых павильонов в пригородных резиденциях. Главной задачей в творчестве художника была, как можно более точная, передача анатомии животных, изящество и грациозность их движений, умение виртуозно писать звериный мех и птичьи перья. Но, не смотря на подробную детализацию изображений,  композиции этого мастера бедноваты по цвету, хотя всё равно очень красивы. Работать ему приходилось, как с натуры, так и по воображению. Вот один из ранних натюрмортов И. Ф. Гроота.


И.- Ф. Гроот.  Битая дичь. 1743 г.

    Охотничий натюрморт - вполне в духе времени. В траве лежит группа битых птиц. Она выдвинута на передний план. Острый силуэт белой птицы эффектно вырисовывается на фоне вечернего неба и зелени. Вокруг цветы. Художник кропотливо вырисовывает каждый цветок, каждую травинку. Вот ландыш, а там ромашка и незабудки. Особенно мягко выписан фон - лес, речка и темнеющее небо. Кажется, это не настоящий лес, а театральный задник. Цвета не яркие, колорит приглушен. Создаётся впечатление, что художник  сам сочинил эту сценку. 
    Приведу более зрелые работы Гроота-анималиста. 


И.-Ф. Гроот. Кот и мёртвый заяц

    Прелюбопытная сценка. Подсмотрев в окно, что хозяин беспечно оставил на полу тушку убитого зайца, его кот азартно кинулся на добычу. Прекрасно переданы изящество и грациозность мурлыки, решившего присвоить себе чужие лавры. Достоверно, почти до осязаемости, передана мягкая шелковистая шерсть усатого-полосатого героя - дымчато-серая, с черными полосками. Шерстка мёртвого зайчика - молочно-белая, с коричневыми подпалинами.


А это фрагмент картины. 

    Художнику удалось передать характер кота, некоторый испуг и вороватость, жёлтые, как фонарики, глаза, гибкость и общее напряжение его тела. 


И.-Ф. Гроот. Кошка и собака

        Ах, разбойники! Кто это сломал клетку? Неужели сами домашние питомцы? Хозяев-то нигде не видно! Кошка задушила птичку и уже лопает, а маленькая собака пытается помешать, - но, ах, усилия, кажется, бесполезны. Художник смог достоверно передать красоту и грацию животных. И шкодство! Кошка очень торопится, глаза выпучены, выпущены острые коготки. Но до чего трогательна собачка, маленькая, белая, с рыжими пятнами. Она звонко лает, прыгает, перебирает лапками, шерсть взъерошена, хвост торчком. Лай, не лай, однако обоим достанется на орехи.


И.- Ф. Гроот. Собака и заяц

    Охота - одно из любимых развлечений 18 века. Кто не знает, какие своры держали господа-дворяне! Русские императрицы и их дамы подражали Диане-охотнице и гоняли по лесам своры собак. Здесь изображена одна из таких собачек, схватившая перепуганного косого. Нельзя без жалости смотреть на несчастного зайчишку, но такова мода блистательного века. Тогда распорядителями охот государыни назначали своих фаворитов. Художнику удались движения обоих животных и пейзаж. Нежные, тонкие, полупрозрачные краски, - редкость в творчестве Ф.Н. Гроота.


И.-Ф. Гроот. Собака на диване

    Чья же это любимица? Изящная гончая, истинная аристократка, удобно расположилась на роскошном красном диване, на фоне бархатных зелёных драпировок с тяжёлыми золотыми кистями. Красавица, умница. Настоящий портрет в стиле барокко.


И.- Ф. Гроот. Белый павлин

    Экзотические птицы - частые персонажи декоративных шпалер и панно. Великолепный павлин держится настолько царственно, что гусь преклоняется перед ним, словно почтительный придворный. Картина несколько бледна по цвету, но в изяществе главному персонажу не отказать. Мастер обладает тонким декоративным чутьём и свойственной стилю рококо, лёгкой игривостью сюжета.


И.- Ф. Гроот. Куриное семейство

    Прелестная композиция: важный петух, его рябенькая супруга и их цыплятки. Всё просто и трогательно. Гуляют и зёрнышки клюют. Здесь и цвет достаточно насыщенный, хотя фон размытый, опять похоже на театральный задник. Но уж к деталям художник относится пристрастно. Взгляните на оброненное на землю пёрышко. Облик петуха особенно декоративен. Удался характер. Ну, не фанфарон ли?  

    Творчество обоих братьев, уроженцев Штутгардта, пришлось на время расцвета русского искусства, русской национальной культуры. Их большой заслугой было и то, что они оказали большое влияние на подготовку наших, отечественных  мастеров. Отметим особо младшего Гроота и его преподавательскую деятельность в Академии художеств. Свой опыт работы он передал ученикам и последователям. А его "всякого звания и всех родов птицы и звери"  просто очаровательны, хотя и проявляют свой "зверский" характер. 
    
    Предлагаю вам, дорогие мои читатели, присмотреться к своим домашним любимцам. Напоминают ли они вам своих предков, живших в 18 столетии? 
       С пожеланиями любви и счастья в этот день и всегда! Искуссница, трепетно любящая всякую живность.
     

Комментариев нет:

Отправить комментарий