четверг, 29 января 2015 г.

Мастер светлой души.


150 лет назад родился Валентин Серов (1865 – 1911) –
 величайший живописец конца 19 - начала 20 века.
     Рожденный для вечной жизни, он прожил всего 
47 лет в этом мире, но остаётся среди внимающих ему 
потомков, как «живой с живыми говоря",  неподкупно 
правдивый, одухотворенный, насмешливый, 
деликатный - человек светлой души, искатель истины



«Искусство Серова подобно
 редкому драгоценному камню:
чем более вглядываешься в него,
тем глубже он затягивает вас в глубину своего очарования»

И.Е. Репин. «Далёкое близкое»
В.А. Серов

   
    Ученик Репина и Чистякова, Валентин Серов родился в музыкальной семье. Отец, Александр Николаевич - крупный композитор, друг и однокашник критика В.В.Стасова. Мать, Валентина Семеновна (урожденная Бергман) – пианистка и композитор. С детства будущего художника окружала творческая среда. Мальчик рос в атмосфере музыкального искусства, но талант его проявился в другой ипостаси – в живописи. В 6 лет этот маленький избранник муз уже не расставался с карандашами и красками, в 8 начинал брать уроки у художника-гравёра. В 9 лет ему посчастливилось отыскать учителя и старшего друга в лице Ильи Ефимовича Репина, тогдашней звезды русских художников-реалистов. Отец в то время уже умер, и юный Валентин Серов познакомился с молодым художником Ильёй Репиным, жизнелюбивым, страстным поборником реалистической живописи, в Мюнхене, где оказался с матерью, шлифующей свое музыкальное образование. Потом мастерская Репина в Париже стала родным домом для Валентина, где они работали рядом. Подобно художникам Возрождения. Валентина Семёновна Серова вспоминала, как вместе с десятилетним сыном посещала художественные галереи и была, скорее, не руководительницей, а удивленной слушательницей.
    Став студентом Академии художеств в Санкт-Петербурге, одаренный юноша попал к педагогу, как принято говорить, «от Бога» - Павлу Петровичу Чистякову.
    Чистяковская система преподавания, это, в первую очередь, реалистическое восприятие и изображение натуры. Валентин Серов усердно и вдумчиво работал над этюдами, хотя его, уже многому научившегося до Академии, угнетала работа под опёкой. Чувствуя необъятные силы в себе самом, он отказывается от участия в конкурсах на получение медалей, оставляет Академию и самостоятельно отправляется в Европу. 1885 – 1887 годы Серов посвящает изучению европейской живописи, с волнением осматривая всё то, что видел и знал в детстве, уже глазами взрослого человека. Особенный восторг молодой художник испытал в Венеции. Оттуда он написал будущей жене Ольге Трубниковой:
   - В нынешнем веке пишут всё тяжёлое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного, и буду писать только отрадное».
    По возвращении домой из Италии, летом 1788 года, художник остановился в Абрамцеве, на даче Саввы Ивановича Мамонтова, любителя искусств и мецената, владельца частной Русской оперы. Савва Иванович и сам был известен, как художник-любитель. В его доме Серов немедленно погрузился в художественную атмосферу, благоприятную для творчества. Рядом с ним работали художники В.М. Васнецов, В.Д. Поленов, К.А. Коровин, М.А. Врубель. Жизнь текла весело и непринужденно. В Абрамцеве Серова встретили, как родного, как члена дружной семьи, и он задержался тут на всё лето.


В.А. Серов в молодости


    22 года – полный расцвет юности. Сколько душевных порывов, какое предвкушение счастья, осознание собственной силы. И труд, ежедневный труд часами за мольбертом, в мастерской и на пленэре. Солнечным утром художник один отправлялся с этюдником на природу, с целью запечатлеть что-то необычное. Это мог быть алмазный блеск росинки в цветочной чашечке, солнечный луч, упавший на лист, тень облака, опустившаяся на поляну. Его волновала смена освещения в разное время, и когда воздух пронизан солнечным светом, и в непогоду. Какие разные оттенки теней, как меняется затемнение. Серов мечтал писать так, как он видит, «забыв обо всём, чему учили. И, конечно, писать в первую очередь, портрет, а не пейзаж».
    Какое-то время Серов метался в поисках модели. Но хозяевам, занятым людям, всё недосуг. Художники сидят, углубившись в свои этюды. Ровесники, сыновья Мамонтовых, отнекиваются. Они-то в курсе, что позировать Антону придётся всё лето, отказываясь от летних радостей. И вот, однажды… Серов просто сидел в зимней столовой, прислушиваясь к воплям детей: в саду шла шумная игра в казаки-разбойники. Внезапно раздались шажки, и в комнату вбежала двенадцатилетняя дочь Мамонтовых. Верушка! Очаровательное создание, со смородиновыми глазками и пылающими щеками, не девушка ещё, но уже и не ребёнок. Валентин с Верой были хорошими друзьями. Весёлая девочка любила пошалить. Частенько подтрунивала над милым Антоном и над его смешными руками с короткими пальцами: как это ему удаётся держать кисть? Вместе они рвали цветы, катались верхом или на лодке. Серов уже подумывал, не написать ли ему портрет Веры? Право слово, природа не пожалела красок для этой милой шалуньи. Грива тёмных непослушных волос, загорелая персиковая кожа с детским пушком, черные озорные  глаза с синеватыми белками. А сейчас, когда девочка разгорячилась от шумной игры, впечатление было просто фантастическим!
    - Верушка! Сделай милость, посиди тихонечко, а я тебя порисую, - взмолился художник.
    В ответ – смех:
    - Ты решил умучить меня, милый Антоша! Какое там, сидеть в жару, летом?
    И всё же Серов уговорил Верочку. В солнечный полдень она весело вбегала в столовую, где, примостившись на краешке стула, брала в руки персик и позировала. Она была счастлива, что Антон пишет её портрет. Серова привлекала живая и непосредственная девочка-подросток, с ясными глазами и смуглым румянцем. Молодой художник не торопился. В безмятежном и светлом отношении Серова к миру, к его конкретности уже наметилось стремление к обобщению. В это же время у него появилось и влечение к импрессионизму. Художник упорно искал средства, способные выразить прелесть  юной модели. Ему удалось гармонично соединить тонкость характеристики с красотой живописи. Однако муки творчества незаметны. Зрителю кажется, что портрет создан на одном  дыхании, в порыве счастливого вдохновения, посетившего живописца.


В.А. Серов. "Девочка с персиками"

    В картине всё представляется простым и естественным. Девочка в розовой блузе просто сидит за столом, на белой скатерти лежат румяные персики, как будто случайно кем-то оставленные, и она смотрит на вас, зритель, как любой человек в свободную минутку, доброжелательно и спокойно. В руках она держит персик, который взяла тоже случайно, без всякой цели. Хорошо зная характер героини, художник понимает, что этот покой относительный, всего лишь на минутку. Во всём полудетском облике сквозит страсть к движению. Как бабочка приседает на цветок, чтобы через мгновение взмахнуть крыльями и лететь дальше, так и юная Верочка порхнула в комнату, присела на краешек стула, улыбнулась светло и радостно, чтобы через минуту уже вскочить и унестись обратно, к солнцу, к цветам к пению птичек. А солнце, кажется, следует по пятам за девочкой, входя с нею в столовую.  Да и черный в белый горох, бант на розовой кофточке героини, напоминает живую бабочку. Солнечный свет наполняет комнату, полную тяжелых старинных предметов, струится по их поверхности, по стене и фарфоровой тарелке, вспыхивает, гаснет, неуловимо меняется, падая цветными рефлексами на розовую кофточку, создавая красивый контраст с черным бантом. Кофточка будто соткана из тончайших цветовых нюансов. Также и белая скатерть написана едва ли не всей красочной палитрой. Белый поглощает все красочные оттенки и в своём единстве рождает цвет скатерти. Спокойная поза Верочки и летний солнечный пейзаж за окном, указывают на безмятежное и счастливое существование. Девочка за столом одна, и в то же время эта картина – целый роман о жизни счастливого семейства. В хрупкой фигурке с очаровательным личиком, горящими смородиновыми глазами под тёмной шапкой непокорных волос, ясно проступают черты характера порывистого подростка. Переживания девочки – чистые, ясные. Они отражаются в живых глазах,  мягком, умном, энергичном личике. Она счастлива, как звонкий, горячий луч солнца.
    Сам художник так оценил портрет Веры Мамонтовой: «Всё, чего я добивался – это свежести, той особенной свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь в картинах. Писал я больше месяца и измучил её, бедную, до смерти, уж очень хотелось сохранить свежесть живописи при полной законченности, - вот как у старых мастеров…»
    Художник намеренно назвал свою картину «Девочка с персиками» и не поставил на холсте имя юной натурщицы. Она осталась для всех скорее символом, а не конкретным человеком.
    «Верушку мою портретом как-то не назовёшь» - написал Серов своему другу художнику Остроухову.
    Картина молодого живописца многих его современников свежестью сияющего колорита, тонкой передачей света и воздуха. Живопись Валентина Серова – это всегда пир для глаз. Немногие художники так ощущали и передавали красоту и выразительность цвета, энергию, или мягкость красочного мазка. Серов видел мир не просто в цвете, но во всех его изменениях, богатстве оттенков и бесконечной игре света и тени.
    Отец Верочки Савва Иванович Мамонтов, и за ним все, кто приезжал в Абрамцево, громко восторгались и картиной, и её автором. В 1888 году Серов получил за неё первую премию от Московского Общества поощрения художеств. «Девочка с персиками» долго оставалась в Абрамцеве, украшая ту комнату, где творил молодой художник, а затем её передали в Третьяковскую галере, где она экспонируется по настоящее время. В Абрамцеве на её прежнем месте висит копия. Она стала классикой русского искусства, и нет человека, который не знал бы её по многочисленным репродукциям.

    Мнения современников о Валентине Серове часто не совпадали. Одни считали его традиционалистом, поскольку принципы реализма и правда жизни для него превыше всего. Другие считали его новатором, опровергавшим устаревшие каноны. Впрочем, правы обе стороны. Серов жил интересами своего времени, будучи крепко связан с искусством прошлого. По его словам «нужно, чтобы сквозь новое сквозило хорошее старое». Богатство художественного наследия  Ф. Рокотова, Д. Левицкого, О. Кипренского, А. Венецианова, К. Брюллова, уроки выдающихся современников И. Репина и П. Чистякова, идеи молодых друзей М. Врубеля, К. Коровина, И. Остроухова, во многом объясняют творческие принципы Валентина Серова. Его «Девочка с персиками» - «одно из драгоценнейших произведений всей русской школы живописи», - вспоминал Игорь Грабарь.- «Для нас он сразу стал знаменит. Но не только знаменит, а любим и дорог».

Комментариев нет:

Отправить комментарий