понедельник, 17 марта 2014 г.

Молодая женщина, освещенная солнцем


    
«Всё, что я пережила в жизни, убеждает  меня в том, что моё счастье заключено в живописи» - так писала в своих дневниках Мари Луиза Элизабет Виже-Лебрен. Знаменитая художница, подруга королевы Франции Марии-Антуанетты, член Королевской академии живописи и скульптуры, член Парижской и Болонской академий искусств, почетный вольный общинник Петербургской академии художеств, за свою долгую жизнь,  полную преклонения и успеха, но, увы, по-настоящему не согретую любовью ни одного мужчины, создала 662 портрета, 16 сюжетных картин, 15 пейзажей.  Оставленные художницей мемуары увидели свет в 1835 году, а воспоминания о России переведены на русский язык и опубликованы в нашей стране в 2004.


Автопортрет с палитрой


    Взгляните, до чего хороша молодая художница! Солнечный свет заливает фигурку в кофейном платьице и соломенной шляпе, украшенной белым пером и веселеньким букетом летних цветов. Миловидное лицо смотрит из-под полей шляпки и выглядит немного таинственным, хотя, на деле, женщина совсем не пытается произвести на нас впечатление. Палитра в руке указывает на род её занятий и материальную независимость. Она способна сама о себе позаботиться, заставить себя уважать, она ни в чем не уступит и тому, кому принадлежит мир, в котором  приходится существовать – мужчине. Она – близкая подруга королевы, сама себе муза и госпожа.
   
    В 1755 году в семье живописца Луи Виже родилась дочка. У малышки Мари Луизы Элизабет очень рано проявились способности к рисованию. К счастью, в её просвещенный и куртуазный век, когда отношение к женской эмансипации на деле не менялось, у неё не возникло проблем с выбором  своего места под солнцем. Следует помнить, что тогда для женщин были закрыты двери художественных школ и, уж тем более, Академий живописи. Можно было брать частные уроки, но далеко не каждый художник решился их давать девице, не просто балующейся красками, а желающей посвятить всю себя живописи, без остатка. Стать профессиональной художницей. Приведём любопытный факт из жизни знаменитого Ж.Л. Давида. В 1787 году Давид получил выговор от Академии художеств за то, что обучал в своей студии трёх особ женского пола. Первым учителем Элизабет стал отец, научив её основам рисунка и азам живописи. Именно он передал ей язык рококо. Луи Виже не был большим художником, но замечательно рисовал пастелью и писал маслом картины в стиле Ватто. Затем Элизабет обучалась в мастерских исторических живописцев Г. Дуайена и Г. Биара, хотя  всё дальнейшее творчество художницы сформировалось под влиянием Ж.Б. Грёза, мастера томных девичьих головок. С усердием, копируя картины старых мастеров, Элизабет искала свои пути в живописи и рано стала самостоятельной художницей. Ах, какими хорошенькими выходили из-под её лёгкой кисти лица заказчиц, даже тех, кто только мечтал увидеть себя красивой! Знатные дамы наперебой заказывали свои портреты пятнадцатилетней художнице, она стремительно входила в моду, но, увы, власти закрыли её мастерскую из-за отсутствия у девочки патента. Но она не думала унывать. Изящная манера письма, ясный колорит, живой, светлый взгляд на мир, доброжелательность, способствовали росту популярности мадемуазель Элизабет Виже.
    В 1775 году мать убедила двадцатилетнюю Элизабет обвенчаться с Ж.-Б.-П. Лебреном, тоже художником, реставратором и торговцем картинами. Так к её имени добавилось второе, она стала Виже-Лебрен. Дом молодых супругов сразу превратился в один из самых популярных салонов Парижа. Но счастье оказалось недолговечным а, может быть, его не было вовсе, причем, с самого начала? Парадным смотрелся только фасад, тщательно скрывающий семейные неурядицы, долги и измены мужа. Лебрен оказался слабым художником и неудачливым коммерсантом. Он распутничал и существовал за счёт Элизабет, оплачивая свои долги  из её немаленьких гонораров. В сущности, этот брак имел только одно преимущество – Лебрен не притеснял и не ревновал прелестную жену, дав ей свободу творчества. Ничего, кроме денег, его не интересовало. Такой образ жизни мог привести к краху.
    Однако – нет! Элизабет выручили её знатные заказчицы, придворные дамы королевы Марии-Антуанетты. В 1778 году королева заказала ей свой портрет, и молодая портретистка сумела ей угодить.
    Ещё бы! Под кистью Виже-Лебрен, французская королева, вполне ординарная женщина, преобразилась в утонченную красавицу. Элизабет стала не только любимой художницей, но и подругой Марии-Антуанетты. 


Портрет Марии Антуанетты
в белой бальной робе


    Королева приглашала её на прогулки, пела с нею дуэтом и обсуждала наряды. Один за другим, словно Венера из морской пены, рождались портреты царственной красавицы. Вот она – «Мария-Антуанетта Габсбургская». Величавая королева тысячи роз в немыслимой красоты белой робе. «Мария-Антуанетта с розой в руке». «Мария-Антуанетта – королева Франции». 

Портрет Марии Антуанетты

Портрет Марии Антуанетты с детьми

    «Портрет Марии-Антуанетты в красном с детьми" - как хороши личики принцесс и наследника престола!
    Заказы сыпались как из рога изобилия! В 1783 году королева помогла Элизабет стать членом Академии живописи и скульптуры.
    В чем же секрет успеха портретистки? Во все века люди хотели видеть себя красивее, чем на самом деле. Виже-Лебрен, сглаживая резкость черт своих моделей, приближала их лица к модному идеалу последних десятилетий XVIII века. У всех её героинь слегка удлиненный овал лица, томный, или лукавый взгляд, чувственные губы, пышная прическа и богатый наряд. Руки привлекают идеальностью формы. Виже-Лебрен - прекрасная колористка и мастер нежных цветовых оттенков и мягких нюансов, подчеркивающих индивидуальные, самые привлекательные черты дам.


Портрет писательницы мадам де Сталь
в образе Коринны

 

Портрет певицы Анжелики Каталани
    Не исключено, что эти модели втайне завидовали самой портретистке. Элизабет была очень красива и оставила многочисленные автопортреты. На них художница предстаёт, то сама собою, с кистями и палитрой, возле холста, то скромной пастушкой, то любящей матерью. В 1780 году она родила дочь Жюли. Очаровательная малышка стала отдушиной в жизни Элизабет и героиней многих портретов. Мать и дочь везде сплетаются в трогательных объятиях. Виже-Лебрен выступает, как замечательная детская портретистка, другие детские портреты её кисти также относятся к числу лучших в живописи XVIII – начала XIX веков. 


Автопортрет с дочерью


    Автор эпохи сентиментализма, Виже-Лебрен отдаёт дань своему времени, вводя в портретные композиции сельские мотивы. Это и дань моде двора её августейшей патронессы и подруги. Мария-Антуанетта, с детства обожающая коров, завела в Версале «свою деревню». Королева сама доила коров и угощала придворных молоком в фарфоровых чашках. Благородные коровы и тёлки носили драгоценные колокольчики, а молочницы напоминали античных нимф. Первая портретистка королевы Элизабет не ставила перед собой цель дать углубленную характеристику той, или иной модели. Героини её портретов, свежи, точно майский день. Цветущие, полные безмятежности и счастья. В своих дневниках художница пишет: «Я старалась, насколько возможно, дать женщинам, которых изображала, позу и выражение, соответствующие их характеру. Не имеющих характера, я представляла мечтательными, в небрежной позе». Слабее получались мужские портреты. Красивые молодые мужчины на полотнах кисти Виже-Лебрен выглядят слащаво, мечтательно, а  иные – по девичьи нежно. Вельможи французского двора считали подругу королевы достаточно образованной и интересной особой, умеющей поддерживать умную беседу об искусстве и литературе, способной музицировать, играть в любительском театре Марии Антуанетты.
   Благодаря многочисленным связям, прославленная портретистка в 1798 году спаслась от революционного террора, покинула Францию и вместе с дочкой нашла приют в Вене. Иначе ей бы пришлось разделить судьбу королевы Марии Антуанетты и погибнуть на гильотине. Долгие скитания по Европе превратились для Виже-Лебрен в приятный вояж. Художницу радушно принимали в Швеции, Италии, Германии, а путешествующие русские  вельможи приглашали ко Двору Екатерины II, покровительницы художеств.
    В 1795 году Элизабет, наконец-то прибыла в прекрасную Северную Пальмиру. В Петербурге её приняли при Дворе и завалили заказами. Художница создала в своём доме салон, по примеру парижского. В своих дневниках она писала, что шесть, проведённых в России лет, запомнились ей сказкой тысячи и одной ночи. В Петербурге она делила славу с блестящим портретистом Лампи. Правда, постаревшая императрица не пожелала позировать модной художнице, но зато заказала портрет своих внучек, дочерей Павла Александры и Елены. Прелесть великих княжон вполне соответствовала духу сентиментализма. Художница написала сестёр, тесно прильнувшими друг к другу, но Екатерина осталась недовольна. В письме к философу Гримму императрица написала, что Виже-Лебрен почему то заставляет  царевен «обеих скорчиться на диване, сворачивает шею младшей, придаёт обеим вид мопсов, греющихся на солнце, или, если хотите, двух противных маленьких савоярок, причесанных под вакханок… обе сестры так обезображены… В этой картине нет ни сходства, ни вкуса, ни благородства, и нужно не иметь ни чувств, ни понимания, чтобы так не справиться с сюжетом, особенно когда такой сюжет перед глазами. Нужно было просто копировать госпожу Природу, а не выдумывать обезьяньи ужимки…»


Портрет великих княжон, дочерей Павла I,
так не понравившийся их бабушке.
Екатерина II обрушилась на него с критикой,
но не уменьшила популярность модной портретистки


    Прочтём это и позабудем брюзжание старой Екатерины. Не смотря на её мнение, заказчики осаждали Элизабет. В России художница создала 50 прекрасных портретов представителей знати.


Портрет великой княгини Елизаветы Алексеевны,
жены цесаревича Александра Павловича

 

Автопортрет художницы за работой над портретом
 императрицы Елизаветы Алексеевны
в короне





Портрет княгини Татьяны Васильевны Юсуповой,
урожденной Энгельгардт,
племянницы Г.А. Потёмкина
    

    Как истинная парижанка, Виже-Лебрен стала законодательницей моды и незаменимой советчицей для изящных дам. Именно ей принадлежит идея создания  «целительной» одежды для детей. Сине-белый костюмчик, придуманный художницей – это любимая многими поколениями матроска.



Портрет графини Строгановой с сыном


    В 1800 году Элизабет Виже-Лебрен была избрана почетным вольным общинником Петербургской Академии художеств. Невиданный триумф для женщины! Однако родина призывала Элизабет. Едва стабилизировалась политическая ситуация  во Франции, она вернулась. Только уже одна. Дочка удачно вышла замуж. Прелестная Жюли осталась в Росси, найдя своё счастье с офицером А. Вишневецким.
    Всю оставшуюся жизнь Элизабет Виже-Лебрен прожила в Париже. Она писала «Воспоминания» и продолжала писать портреты. Её заказчицы продолжали сиять красотой и всегда оставались лиричными, сентиментально-красивыми и молодыми.
    


   К словам художницы: «Всё, что я пережила в жизни убеждает меня в том, что моё счастье заключено в живописи», хочется добавить - и дарении красоты и радости людям.

3 комментария:

  1. Анонимный14 мая 2014 г., 10:22

    Большое большое спасибо Написано очень интересно так как будто автор жил или по соседству или жил в одно время с Элизабет Виже-Лебрен
    получила огромное удовольствие хотя с живописью художницы я знакома
    удачи и творческого вдохновения

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за классику живописи...!Приходилось видеть картины Мари Луизы Элизабет Виже-Лебрен в Эрмитаже. Жаль только, что долго их там приходится искать...
    Леонид.

    ОтветитьУдалить