четверг, 2 июня 2016 г.

Не рядовой талант



К 180-летию 
Фирса Сергеевича Журавлёва

Ф.С. Журавлёв
Автопортрет

  Восторгаться этим чудесным художником надо бы не только в год его юбилея. Увы, имя Фирса Сергеевича Журавлёва мало кому известно в наше время. А жаль! Журавлёв – замечательный живописец и знаток русской жизни. Лучшие его картины стоят в одном ряду с произведениями крупнейших мастеров русского реалистического искусства. Однако большинство работ, с точки зрения передовой критики XIX века, как бы «не дотягивают» до идеала критического реализма, сюжеты кажутся мелкими, обыденными сценами из жизни купцов, крестьян, или времён давно миновавших, того же XVII века, воспетого Маковским, Лебедевым, Шварцем. Но Журавлёв, однозначно – крупное явление в русской живописи. Его работы раскиданы по музеям многих городов РФ и ближнего зарубежья, росписи украшают стены православных храмов. Одни из лучших – в соборе Спаса на Крови в Санкт-Петербурге. Участвовал он и в росписи Храма Христа Спасителя в Москве.

Ф.С. Журавлёв
фото
    Родился будущий художник в городе Саратове в семье портного. С детства увлекался рисованием, потом начал успешно работать  масляными красками, но семейное положение обязывало пойти по стопам отца. Конечно, вразрез с мечтой это было,  и вот, в 1855 году, в 19 лет, юноша решил испытать, наконец, судьбу и отправился поступать в Академию Художеств. Ему повезло поступить сначала вольнослушателем, а потом перейти постоянным учеником в класс исторической живописи. Журавлёв учился у П.В. Басина и А.Т. Маркова. В 1858 году его успехи были отмечены Малой серебряной медалью. Он тесно сблизился с талантливыми одноклассниками Крамским, Лемохом,  Дмитриевым-Оренбургским, Корзухиным, Шустовым. Будущие художники собирались на квартире Крамского, уже тогда – идейного лидера молодёжи. Друзья вместе рисовали с натуры, вырабатывали новые приёмы живописного решения, созвучные духу времени. В 1861 году Фирс Журавлёв представил на академическую выставку картину «Умирающий отец». В 1862 году получил Малую золотую медаль за полотно «Кредитор, описывающий имущество вдовы». Обе работы получили одобрение у преподавателей и посетителей выставок.


Кредитор, описывающий имущество вдовы
1862 


      Знаменитый критик-демократ В.В. Стасов пишет по поводу этой картины в статье «Двадцать пять лет русского искусства»: «Вся квартира наполнена ужасом казённой расправы, а из-за двери виднеются ноги покойника на его бедном смертном одре».

    Но следующий, 1863 год, принёс перемены в жизнь самых талантливых учеников Академии. 14 выпускников, претендующих на Большую золотую медаль, и в их числе, Фирс Журавлёв, отказались от предложенного руководством сюжета, взятого из скандинавской мифологии -  «Пир в Валгалле». Покинув холодные стены Академии, молодые люди, возглавляемые Крамским, отправились в свободное плавание - образовали художественную Артель, с её общим укладом и знаменитыми вечерами, где собирались единомышленники, передовые шестидесятники.


Возвращение с бала
1868
 


Супруги едут домой в карете. Муж, утомлённый вином и картами, задремал, собственнически обхватив супругу рукой, а она пытается отстраниться, думая, явно, не о нём.


Возвращение домой
1868


    Вернувшийся домой после долгого отсутствия, муж находит свою жену беременной. Он просто ошарашен, застыв с вытаращенными глазами, а мать пытается его удержать. Виноватая же стоит перед ним, сама не своя, с видом преступницы, ожидающей неотвратимой казни, а к ней жмётся малыш, не узнающий в разгневанном мужике тятьку.
   
    Обе картины были представлены на академической выставке 1868 года и принесли автору звание классного художника 1 степени.
       Из всего, написанного в артельный период, интересна картина


Дети-нищие


    После распада Артели Журавлёв сближается с передвижниками, хотя станет участником всего одной выставки.
    В семидесятые годы к Журавлёву приходит успех. В 1874 году он становится академиком. Продолжает создавать яркие реалистические полотна на темы народной жизни.   

  В 70-е годы написаны самые знаменитые картины Журавлёва. Прекрасно зная купеческий быт, художник черпает сюжеты в «тёмном царстве».


Перед венцом
1874. ГТГ

    Красавица-дочь, одетая к венцу, в последней попытке спастись от постылого жениха, умоляет отца отменить свадьбу, но участь её давно решена. Тятеньке застит глаза богатство, или родство с продувшимся дворянином, а может быть, честное купеческое слово.  Если, когда дети ещё под стол пешком ходили, отцы ударили по рукам, то обратного хода нет. Они с будущим сватом партнёры, и значит, свадьба дочери состоится. Отец смотрит на плачущую невесту, как ястреб на голубицу. Левая рука гневно сжимает платок, нога вот-вот занесётся, чтобы притопнуть как следует на упрямицу. В правой руке купца икона Богоматери в золотом окладе, прижатая крепко к груди. Он так рассержен, что сердце готово выпрыгнуть наружу, дышать становится тяжело, но он от своего слова не отступит. За его спиной стоит грустная мать невесты. Стараясь, чтобы руки не дрожали, она держит поднос с караваем и золотой солонкой. На опущенном лице лежит тень, глаза потуплены, губы сжаты. Мать не в силах помочь дочке, ибо отец всему дому голова.
    На втором плане в комнате присутствуют ещё четыре человека – ближайшая родня. Старшая дочь с мужем и сыном и, вероятно, тётка, по матери, или отцу. Все они словно застыли, не решаясь вымолвить слово, хотя на лицах взрослых написано сочувствие, даже сострадание. Мальчик в нарядной розовой рубашке, стоит тоже неподвижно, как велели, с удивлённым выражением на лице. Ему не понятно, отчего горько рыдает тётенька, а дедушка-то как зол.
    Именно за это полотно Журавлёв получил звание академика и первую премию по «живописи народных сцен» от Общества Поощрения Художеств.
    У публики картина имела полный фурор. Критика расхваливала художника.
   
     Но есть другие варианты картины на эту же тему.


Перед венцом (вариант)
1874

     В чем разница? Обратите внимание на реакцию отца на слёзы и мольбы дочери. Он расстроен и растерян, у него больше нет слов, чтобы уговаривать упрямицу. Он-то как для неё старался, какую подобрал партию, он искренне не может понять, чего боится его красавица? Она будет богата, знатна, принята в обществе, куда его нога не ступала. Батюшки мои, думает купец, всё ведь уже готово, родня прибыла, кареты стоят у подъезда, жених ожидает в церкви. Нельзя опаздывать. Старик и сам готов заплакать, рука, в которой он держит платок, дрожит. Стасов здесь не видит «никакого характера и душевной физиономии у отца, стоящего у стола: кто он? Деспот ли самодур, или так себе, какое-то во всех отношениях бледное ничтожество. Но откуда же тогда принуждение и трагичность для дочери?» В это время в глубине комнаты приоткрывается дверь, в которую заглядывает мать. По всему, эта свадьба тоже состоится.

    А что же потом? Журавлёв думает над этим и пишет картину «После венчания»


После венчания
1875


    Увы, вряд ли сюжет полностью удался. Скорее, нет. Полуобморочная невеста, совсем не та, что в слезах припадала на предыдущих картинах, к сапогам родителя. Она одета в другое платье. В дверях застыла фигура старого мужа, с некоторой опаской и вместе похотливо, взирающего на супругу. В сущности, вышла мелодрама.

    Поневоле, напрашивается вопрос, а почему же невесты Журавлёва всегда печальны?



Девичник в бане. 1885
Национальный художественный музей республики Беларусь. Минск

   Вот и полотно «Девичник в бане» представляет грустную, молоденькую невесту, которую не могут развеселить песнями, соблазнить фруктами. Подгулявшие родственницы и подружки, от души веселятся, кое-кто позабыл стыд, да и отчего им не расслабиться? А невесте не до смеха, не до веселья. Батюшка с матушкой приговорили к замужеству, молодёшеньку. Она не верит в то, чего ей нашёптывает сестра. Эх, знать бы нам предысторию устраиваемого брака! За кого выдают девушку? Что её ожидает?




Купеческие поминки. 
1876 ГТГ

    В.В. Стасов пишет об этой картине в статье «Двадцать пять лет русского искусства»: «Лучшее и значительнейшее создание Журавлёва, и опять-таки полное трагизма. Нахлебники и приживалки, сладкоглаголивые «батюшки» или  буйные гости, пожирающие похоронный обед, плерезы на одних, разгульный хохот у других, и в центре всего подгулявший наследник, толстопузый купец, который, разметавшись на стуле, в верхнем конце стола, ни в грош не ставит всю эту дармоедную сволочь, покорную его взгляду, - какой это всё трагический мир, какая это трагическая сцена».

    Галерея работ талантливого мастерам свидетельствуе прежде о том, что его особенно привлекала женская тема. В его творчестве она занимает, если не первое, то весьма значительное место.


Трубочист



Жена-модница


Боярышня



Мачеха

 

Троицын день


Русская красавица




    Даровитый живописец, - со всей правдой пишет Стасов о Журавлёве






Комментариев нет:

Отправить комментарий