понедельник, 23 декабря 2013 г.

Святая ночь


     
Гертген тот Синт Янс.
"Ночное Рождество". Мария.
Фрагмент
Рождество – самый любимый праздник всех христиан. Приближение его рождает волнующее предчувствие обновления жизни, которое должно наступить после Рождественской ночи. С ним связываются самые светлые мечты и смелые планы. В Нидерландах XV века в русле религиозных переживаний одного из главных праздников христианской церкви, лучшие художники активно воплощали эти переживания в своих картинах.
    Нидерландские мастера, о чем уже говорилось в предыдущих сообщениях блога, в трактовке религиозных сюжетов исходили из метафизических постулатов пантеизма: Бог присутствует во всех явлениях материального мира. Это и предопределило концепцию места рождения божественного младенца – в пещере, то есть в лоне сотворенного мира, на земле. Отсюда взгляд художника направлен не на единого младенца, а на всю землю. В XV веке художники уже создавали интерпретации христианских сюжетов. Одно из самых известных произведений на тему Рождества принадлежит Роберу Кампену.

Робер Кампен. Рождество Христово
 Картинам Кампена присуща бюргерская простота, которая отличает его от аристократической элегантности Яна ван Эйка. Кампен также, как и ван Эйк, является замечательным мастером цвета. Колорит его картин – холодноватый, с преобладанием красных и синих тонов. В сцене Рождества Христова сочетаются два евангельских сюжета. Младенец Иисус уже родился, и пастухи явились поклониться Ему. Младенец лежит у ног матери, в ореоле божественного света. Иосиф держит над ним свечу, прикрывая ладонью пламя. 

Робер Кампен. Св. Иосиф со свечой

Зажженная свеча указывает на ночное время суток. Также свеча в руке мужа Марии имеет другое значение – Иосиф, отец-кормилец, охраняющий огонёк, который только что возгорел – Спаситель родился. Мария с великим почтением преклонила колени в позе молящейся. Она переполнена божественной нежностью и сознанием того, что «произвела на свет Сына, от которого исходил несказанный свет и блеск…» Мария тут же принялась молиться, её голова склонилась и руки скрестились на груди. Мистицизмом проникнуты другие персонажи картины. У правого края изображены две богато одетые женщины в тюрбанах. Это повитухи, приглашенные к роженице – Зелемия и Саломея. Согласно апокрифической легенде, одна из них, Зелемия, подтвердила, что Младенец родился без греха, а другая, Саломея, засомневалась и потребовала доказательств. Тогда рука её тотчас отсохла. Но едва она, перепуганная прикоснулась к Христу, то немедленно исцелилась. Эта история изложена на белых лентах, которые женщины держат в руках. Вся сцена разворачивается перед хлевом, устроенным в пещере. Через разрушенную стену видны животные – бык и осёл, которые согревали Христа своим дыханием. У дверей на втором плане стоят три пастуха.Один из них держит в руках музыкальный инструмент – волынку. Пастухи – не только свидетели богоявления. Они привели стада – символ народов, следующих за Добрым пастырем. Обратите внимание на прекрасно написанный пейзаж, голые ветви и сучья деревьев – он указывает на время года – Спаситель явился на свет зимой. И над всем этим земным миром горит звезда. Она олицетворяет божественную сущность Младенца и указует место рождения Мессии и путь к Нему. На картине Робера Кампена звезда сияет над вершинами гор, однако знаком божественной сути Младенца в нидерландском искусстве является сияние, исходящее от Него самого.
    Осиянному золотым светом малютке Христу на картине Рогира ван дер Вейдена поклоняются волхвы.

Рогир ван дер Вейден.
Поклонение волхвов

   Картина является центральной частью «Алтаря Колумба». Перед нами – развалины хлева. Мария держит младенца на коленях. Справа от неё – три волхва – Бальтазар, Каспар и Мельхиор. Крайний, роскошно одетый волхв, имеет портретное сходство с Карлом Смелым, герцогом Бургундии.

Рогир ван дер Вейден.
Поклонение волхвов. Фрагмент.
Портретное сходство волхва с Карлом Смелым

 В раннехристианском искусстве волхвы – это жрецы, владеющие земной мудростью. В отличие от них, пастухи – малые сего мира, но в тоже время, и те и другие равноценны. Однако статус волхвов с течением времени, рос. Позднее их идентифицировали с древними царями Востока – Нимродом, Валаалом и Зороастром и ещё позднее, с XI столетия, с тремя королями Каспаром, Мельхиорои и Балтасаром, число которых соответствовало трем частям света, известным тогда – Европе, Азии и Африке. Каспара изображали чернокожим. Волхвы принесли Младенцу свои дары. Золото – будущее царство Христа на Земле. Ладан - божественность. Смирна – крестные муки. Иосиф расположен слева от Марии. 

Рогир ван дер Вейден.
Святой Иосиф

    Ещё левее его, заказчик алтаря с чётками, чьё имя осталось неизвестно. На первом плане – провал в земле, вероятно, погреб, в котором Мария родила Младенца. На заднем плане изображен город. Вся эта роскошно написанная сцена с волхвами, одетыми по последней моде, напоминает приём при  Дворе Карла Смелого. Маленький Христос, окруженный сиянием, словно снисходит к обществу, позволяя находиться с ним рядом.
    А вот Гертген тот Синт Янс, мастер очаровательно-наивный и от того не менее восхитительный, я бы сказала, изящный, отыскал средства для впечатляющего изображения божественного сияния Младенца. Им создано первое ночное изображение Рождества, с разработкой эффектов освещения в сие время суток. В Евангелии от Луки говорится о благовести пастухам так: «В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего». Таким образом, время явления пастухам ангела перенесено на картину. «НОЧНОЕ РОЖДЕСТВО» Гертгена тот Синт Янса невольно вызывает умиление. 

Гертген тот Синт Янс.
Ночное Рождество

    Младенец лежит в яслях полуразрушенного хлева, над ним склонились ангелы, Мария и животные, бык и осёл, согревающие своим дыханием малютку. Золотом светится маленькое тельце, освещая ангелов и Богоматерь. Его свет значительно сильнее света земного. Облик Марии одновременно возвышен и просто человечен, скромен, в нем есть что-то трогательное, наивное. В отличие от Мадонн Рогира ван дер Вейдена в этой Богоматери нет божественной исключительности. Младенец также изображен с подкупающей бесхитростностью в соответствии со вкусом нидерландского бюргерства XV века. 

Сияние, исходящее от Младенца Иисуса,
высвечивает лица ангелов и руки Марии.
На черном фоне проявляются головы
животных, согревающих новорожденного
своим дыханием

    Поиски оптического единства Гертгена тот Синт Янса увенчались успехом. Среди непроглядного мрака ночи сияет фигурка Младенца. Ослепительный свет от неё распространяется во все стороны, выхватывает из мрака лицо Марии, фигуры ангелов. Их кукольные лица  наивны и простодушны. Все сосредоточенно молятся, и лишь один всплеснул руками, удивляясь чуду. Герои картин Гертгена сохраняют близость к голландской деревянной скульптуре, которую можно видеть в церквях. Такая простота. благочестие и смирение, повторяю, были характерны для простых прихожан Северных Нидерландов XV века. Свет обретает формообразующую силу, создавая настроение тихой Святой ночи. Художник усложнил задачу, введя в картину второй источник света: это за окном над землёй пролетает маленький сверкающий ангел, неся благовестие пастухам, которые, сидя у костра, со своими стадами, наблюдают за ним с восторгом, готовые вот-вот выступить и поклониться божественному Младенцу. Традиция писать ночное Рождество укрепилась в Нидерландах надолго. Ей следовал в XVII столетии Рембрандт, создавая свои «ночные сцены».
    
    В заключение хочется ещё сказать, что замечательные мастера, представляющие Золотой век живописи Нидерландов,  достигли такого высокого уровня развития своего мастерства, что создали удивительные картины на канонические христианские сюжеты, наделив их живой красотой и эмоциональным строем.


ИСКУСНИЦА ЖЕЛАЕТ ВСЕМ СЧАСТЛИВОГО РОЖДЕСТВА!
   


   

Комментариев нет:

Отправить комментарий